?

Log in

No account? Create an account

раки-раки-раки!!!

клешнями по клавиатуре

Previous Entry Share Next Entry
Маниакально-депрессивный экстаз
spazm_mozga
Стихо-неврологическое эссе
Да, это стихи.  Только не надо говорить, что я не предупреждал. Предупреждал, мамой клянусь!  Так что кушаем небольшую подборочку разного старья.  Или большую – это уж кому как.  Но не в размере суть, хотя в стихах он, в отличие от секса, значение имеет. J
Эта подборка  объединена только тем, что  все они подходят под некогда данный ей  заголовок – «Маниакально-депрессивный экстаз». Да, все они печальны, иногда как бы даже не слишком.  Написаны в разное время, по разным поводам, в разном состоянии.  Практически нигде не публиковались, кроме нескольких сетевых помоек. Практически никому не знакомы. Практически никому не интересны…

Помимо достаточно обычной в таких случаях «сопроводиловки»,которую вы, собственно, уже прочитали выше (да, я постарался сильно не заморачиваться), я решил давать небольшие комментарии к каждому стихотворению. Возможно, некоторые из них будут совершенно «ниачом» и вряд ли нужны сами по себе, но мало ли – вдруг, кому-то и они будут интересны.

* * * * *
Итак…  «Маресьев».  Помнится, мне доставалось за это стихо.  Обычно в духе – «Слышь, говнарь! Ты, сцуко, паразитируешь на имени героя, который за тебя жизни отдавал! А что ты сделал такого, чтобы, бля, себя с ним сравнивать?!». Мне всегда было нечего на это ответить, ибо нихера «такого» я не сделал.  Правда, в отличие от критиков, как-то ползал по лесной подстилке, не чувствуя ног. Но кому это, собственно, интересно? Да и героем это меня никак не делает…
И да, слово «шутю» написано именно так, а не иначе, с умыслом. Хотя это и не отменяет того факта, что я - безграмотный, необразованный ушлёпок...

 «Маресьев»

 Маресьев, бля… Некстати обезножев
 Ползу сквозь снег вселенских перемен,
 И думаю порою – Святый Боже! –
 Маресьев, шут Пьеро и Гуинплен
 В одном флаконе, на одной кровати,
 В одном стакане и в одной судьбе…
 И тлею на последнем киловатте,
 Судьбе и Року рожу скорчив – «бе-е-е-е-е-е!»
 Ползу, шутю, отстреливаясь словно,
 Хотя итог и знаю наперёд…


 Лишь сыплется горошинами слово
 Через судьбою порванный мне рот…

 * * * * *
«Мой символизм».  Давняя вещь. Не то, чтобы одна из первых, нет. Но я уже затрудняюсь сказать, как давно она написана.  Помню, что тогда я ещё мнил себя символистом.  В стихотворении заметно желание, пронесённое мною через всю жизнь – избавиться от стихосложения, как от какой-то постыдной болезни. Что ж, желание моё, похоже, сбылось…

«Мой символизм…»

 Мой символизм не очень-то понятен
 И внятен он бывает не всегда.
 В нём множество холодных, белых пятен,
 В нём скользкий лёд, в нём мутная вода…

 В нём прячутся вопросы без ответов,
 В нём сотни истин бьются в сети слов,
 Холодный пот сошедших в ад поэтов
 И перхоть с их отрубленных голов…

 Но мне с ним жить, его из чашки чайной,
 Не подсластив, прихлёбывать всю ночь…
 Скрывать его, как след болезни тайной
 И, - даст-то Бог, - однажды превозмочь…


 * * * * *

Такие стихотворения получаются, когда грустно и нехер делать.  И ты задумываешься – «Чёрт, сдохну же, как пить дать сдохну. И чо? И как?».  Начинаешь себя жалеть, мысленно проигрываешь в голове процедуру своих похорон. А на похоронах всё дураки, которые тебя не ценили, да мудаки, которые тебе осиновый кол воткнули. И вот так понакручиваешь себя, понакручиваешь,  а потом за тетрадку и писать, писать…


« Осиновый кол»

 Обойдя все ухабы, объехав все ямы и кочки,
 На последнем дыханье сумев заползти в эпилог,
 Я на чистом листе порасставлю все строчки и точки –
 Только дат не поставлю, как вечности странный залог…

 Ничего не случится, когда ослабевшие руки
 Вдруг уронят перо, и чернильницы высохнет дно…
 Жизнь меня обрекла на усталость, тоску и разлуки –
 Смерть подарит свободу, признание, но…

 Но мне всё-таки грустно, мне всё-таки жаль расставаться
 С тёплым ветром июльским и чистым осенним дождём,
 И мне кажется, стоит признать и признаться –
 Мы не ждём избавленья, и даже свободы – не ждём…


 Кто-то Глюка сыграет на флейте, а кто-то на скрипке – Вивальди,
 Ну а кто-то загонит мне в сердце осиновый кол…
 И я вспомню того, кто, рисуя цветы на асфальте,
 Ничего не искал, но, как будто бы, что-то нашёл…

 * * * * *

Вот это стихотворение люблю.  Хотя белый стих никогда особо не манил, не казался чем-то интересным и достойным.  И вот, однако же, написалось…
И ещё… Кто не поймёт, кому, как и почему аплодируют ресницы, будет навечно проклят и забанен в этом журнале.
«Синим воском»

 Мы с тобой говорим о прошлом,
 Потому что холодный вечер
 Запер нас в твоём тёплом доме
 Синим воском в замок накапав…

 Темнота завалила окна
Рваным льном своих сальных складок
 И только ветер, небритый путник,
 Тихо трётся щекой о крышу…

 Я любил тебя… Странно, правда,
 Что теперь, вспомнив смех твой колкий,
 Мне не больно сказать об этом
 Уколов тебя
  изумленьем…

 Изумленьем… Вино в бокале
 Разгорелось огнём бенгальским…
 Вдруг увидел – твои ресницы
 Аплодируют мне невольно…

 И глаза заблестели влажно,
 И улыбка на миг погасла…
 Ну, зачем ты тогда смеялась?
 Я любил тебя… Было больно…

 * * * * *
И ещё в продолжение темы «белого стиха». Нравится, если честно, поменьше. Но всё равно лучше, чем большая часть моего стихотворчества.  Зацените…
Кстати, да, чуть не забыл… Только птицы знают, что такое «верлибр». Все остальные – возомнившие скоморохи. Ссал, срал и клал на них.

«Троянские кони»

 Ты веришь, что всё обойдётся?
 Ты думаешь, всё возвратится?
 Но, Бог мой, к чему возвращаться,
 Когда уже занята паперть?

 Когда уже высохли слёзы
 И птицы за море умчались,
 Воспев филигранным верлибром
 Удел без надежды влюблённых…

 Осталось, уста запечатав,
 Себя понадёжней стреножить
 И занять хоть чем-нибудь руки,
 Желательно – хрупким и ценным…

 Я всё понимаю, но всё же…
 Поверь, мне мучительно слышать,
 Как скачут троянские кони
 Моих затаенных желаний…


 Печаль благородней, чем скука…
 Печать филигранней, чем клякса…
 Но жизнь – очень странная штука
 Где кляксы прекрасней печатей…

*****
Что-то из очень раннего. Очень искреннего, хотя, возможно, и не очень «квалифицированного».  Как мог, пытался отразить природу страха. Хотя понимаю, что у каждого она своя. Я, как ни странно, вообще ничего не боюсь, когда реально страшно. Зато потом – ужас-ужас-ужас!
Хотя, если вдуматься, это применительно не только к природе страха. Но – судить вам…

« Сердце»

 Сердце, оно - eй-eй! -
 - когда уже запер клеть,
 когда уже тигр в ней -
 - тогда начинает болеть.

 Тогда начинает биться
 кричать и метаться в груди,
 когда уже все случится,
 когда уже все - позади...

 * * * * *
Стихотворение не имело бы вообще никакой ценности, если бы не несколько красивостей и не довольно объективное описание меня, любимого.  Да-да, узнаёте – нелеп, суетлив, суматошен? Усложнён, но не сложен?  Аз есьмь…

 «Золото слёз»

 Золото слёз отзвенит в тишине,
 Мир, умирая, поплачет по мне,
 И сложат поэты, скупые на лесть,
 Скорбную оду в мою… Не прочесть
 Мне эту оду… Ну что же… Ну что же…
 Мир, мы ведь были с тобою похожи!
 Ты был нелеп, суетлив, суматошен…
 Я? Да всё то же! Плюс – неосторожен,
 Неосмотрителен, неотморожен,
 И так же, как ты – усложнён, но не сложен.

 Мне – приговор, и тебе – приговор…
 Время бежит, как удачливый вор,
 В мешке унося и года, и надежды,
 И первой любви золотые одежды…
 А мир подчиняется времени бегу
 И катит, и катит пустую телегу
 Вдаль, по ухабам осад и сражений,
 Мелких побед и больших поражений…

 * * * * *
Вот тут даже не знаю, что и сказать. Всё, вроде, так и есть. Скрывался, пытался, с носом остался…

 Скрывался, оставаясь на виду,
 Скользил по маслом политому льду,
 Бил головой о стену тишины
 И мира ждал, не начавши войны…

 Пытался встать – хотя бы на колени…
 Пытался стать не худшим из творений
 Непонятого смертными Творца
 И, раз шагнув, добраться до конца…

 * * * * * *
Что-то грустное про любовь.  Она проста, как дважды два.  А решить -  мало кому дано…


 «Дважды два…»

 Два сердца, две разлуки, две печали,
 Два номера, две трубки телефонных,
 Два взгляда, два букета на причале
 И маятник часов… не заведённых…

 Два человека, две судьбы, две встречи,
 Два дня, как вздохи – первый и прощальный.
 Две горечи, и две горы на плечи,
 И омут суматохи привокзальной…

 Два рая, и два яблока познанья,
 Две тишины, и два рукопожатья.
 Две встречи, два заслуженных изгнанья…
 Благословенья… Слёзы и проклятья…

 Две тени, две заботы и две думки,
 Два берега у бесконечной Леты…
 Две сигареты… Может быть – две рюмки…
 Два пораженья… Или – две победы?

 Два сна - два бесконечных коридора –
 Две двери, два замка и два порога…
 Две фотографии – два яблока раздора.
 Две пары ног… Две клятвы, два зарока…

 Две горсти мелочи в тобой забытой сумке,
 Два вырванных листа из двух блокнотов…
 И вновь – две сигареты и две рюмки…
 И две вороны… Словно ждут чего-то…



 * * * * *
Пару раз мне говорили, что называть самого себя гением – моветон.  Оба раза были посланы, так что вы поосторожнее…

 "Байстрюки"

 Я напишу ещё один стишок,
 Я сделаю ещё одно признанье,
 Затем засуну голову в мешок
 Молчанья…
 Но разбредутся по большой планете
 Непризнанного гения стихи –
 Глухой моей тоски слепые дети,
 Немой моей печали байстрюки…

 * * * * *
Да, я мог бы написать по-английски этот чертов «come on!». Но хер вам. Не люблю англичан. Не люблю всё английское – Абрамовича, Закаева, русскую службу Би-би-си...

 «Не судьба…»

 На мой последний хрип,
 На мой последний стон,
 На мой последний всхлип –
 Камон! Камон! Камон!

 Был короток мой век,
 И взлёт был невысок…
 Не удался разбег
 Носок –
 - в песок…

 Истрачен весь запал
 И порох отсырел…
 Я не на то запал
 И не туда смотрел…

 Не тем кричал: - «Держись!»,
 И руки жал – не те…
 И провисел всю жизнь
 Не на своём кресте…

 Не подлость, не навет,
 Не злая ворожба…
 Не чей-то злой совет,
 А просто – не судьба…


 * * * * *
Опять что-то старенькое. Очень. Лет пятнадцать назад написал. Ночью, чтобы никого не будить, зажигал свечку, доставал тетрадку и тихонько кропал такие вот вирши.  Детский сад, бле. А вот поди ж ты...

 «Тихо»

 Тихо на погосте…
 Время греет кости
 На унылых плитах
 Вечных адресов

 Да скрепят устало
 Старые ворота –
 Клацает железом
 Сломанный засов…

 В мареве июльском
 Голубь стонет где-то,
 Памятники строем,
 Словно на парад…

 А в траве примятой
 Остывает ветер
 Налету пронзённый
 Пиками оград…

 * * * * *
Какое-то экспериментальное говно. Чем-то таким навеяно… Маяковщина, угу. Нет, Маяковского я очень уважаю. Велик был. Велик и могуч.  Но это не отменяет того факта, что всякий закос есть не более, чем закос. И если бы не концовка, я бы давно это стихотворение вымарал из всех своих «анналов».
Хотя тут, мне кажется, закос не только под Маяковского, но и чуть-чуть под Бродского. А это уже совсем никуда не годится. Потому что Бродского я не очень уважаю, и косить под него уж точно не было никакого смысла. Имеете право высказать мне своё «фи» по этому поводу…

«Мешок небес»

 Ночь…
 То есть не то, чтобы ночь,
 а просто - космический мрак.
 Звезды уносятся прочь.
 В даль. В бесконечность. Как
 искрящая мошкара
 в вихрях кильватерных струй.
 Кто-то сказал вчера -
 - "Веруй, но не воруй
 веры у дурака.
 А запашок носка
 лучше, чем розы дым,
 если - твоя нога,
 а роза - пахнет другим".

 А роза, и вправду - не мне
 пахнет, сводя с ума.
 Но сводит, что странно - меня...
 Плакать, судьбу кляня,
 Глупо – полна сума
 Пряников и камней…

 Может быть, ей помочь
 И сделать пошире шаг?
 Но…
 Длится и длится ночь...
 То есть не ночь, а - так,

 просто - кармический шок,
 вязкий, полуночный бред,
 да черных небес мешок
 наголову надет...

 * * * * *

Опять-таки, для особо непонятливых – «синих вспышек маета» это ни что иное, как мигалка скорой помощи.  И вообще, у меня нет случайных образов. Нет! А кто усомнится – прокляну!

 День метельный,
 бред постельный,
 синих вспышек маета.
 Крест нательный,
 стон свирельный,
 да сухой удар хлыста.

 По спине - до самых почек!
 По мозгам - до глубины!
 До невысказанных строчек...
 До непризнанной вины...

 * * * * *

А это – автобиография в четырех строках.  Кто не верит – верхний пост плиз. И если краткость – сестра таланта, то тут сразу очевидно, насколько мой талант громаден. Нет?!
 Ну и пошли в жопу…

 «Змей»

 Я змей, застрявший меж камней -
 - сдавило каменное ложе!
 … моя надорванная кожа
 слезает лоскутами дней…



Ну вот. Для начала, думаю, хватит.  Кому не лень, отпишитесь, плиз, как воспринимаются комментарии к стихам – нормально или всё-таки мешают? Мне вот кажется, что должны мешать. Но кто его, на самом деле, знает…

Заглядывайте иногда, периодически стихи (и не только) будут тут появляться. Если, конечно, будет кому их прочитать…




Вот и сказочке конец. А кто репостнул – молодец!





Мощные стихи!

спасибо. рад увидеть на своих страницах настоящего ценителя :)

вроде как по мотивам "повести о настоящем человеке" был спекталь с хором и медведем поющим..задорнов что-то аткое рассказывал

меняются поколения - появляются новые интерпретации

а стихи веселые такие)без "люблю-сандали куплю" или размышлений про смысл жизни)

ну, хорошие размышления про смысл жизни ещё никому не вредили :) но в любом случае, читатель всегда прав. если он, конечно, хвалит, а не критикует, сцуко :)

что ж все так грустно?

да как-то вот так... :(

"А на похоронах всё дураки, которые тебя не ценили, да мудаки, которые тебе осиновый кол воткнули", - разумная мысль. Поэтому нужно жить долго, чтобы пережить этих мудаков!)

а толку? одних пережил, другие народились...

Многовато на один раз ...

грешен, каюсь :(

Интересные стихи! Прочитал с любопытством!+)

школа проза.ру? :)

Класс - День метельный, бред постельный :)))

простудилася я :(((

Начала читать и очень притянуло..., будет интересно продолжить чтение Ваших стихов. По моему, комментарии не обязательны - стихи сами за себя все говорят.

вот тоже так казалось. но должны же мы подкинуть пищи биографам? а то на чём они будут диссертации защищать? :)

Стихи понравились, честно, особенно "осиновый кол" и "золото слез".

спасибо. а мне понравился ваш отзыв :)

Мне стихи понравились. Правда. Очень.
И кажется, вы через чур самокритичны.А вот "Ну и пошли в жопу…" уже лучше. Оптимистичней :)

вооот. закончил на оптимистичной ноте. ну не молодец ли? :)

На мой взгляд, лучше стихи публиковать без комментов. Комментам место под нами, или даже под постом.:)

или вообще в урне :)
я так и думал. аааа, шеф, фсё пропало, фсё пропало!!!

Вот это творчество!

Про змея обратил внимание, есть вот такая версия
листочки





бгггг, ну просто чуть не порвало, спс :)

понравилось

Я змей, застрявший меж камней -
- сдавило каменное ложе!
… моя надорванная кожа
слезает лоскутами дней…

Re: понравилось

спасибо.

Комментарии имеют право на существования)))

только хорошие!1111!