spazm_mozga (spazm_mozga) wrote,
spazm_mozga
spazm_mozga

Про Путина, Навального, ксенофобию и прочее непотребство...

Путин – ксенофоб. Медведев – ксенофоб. Навальный – ксенофоб. И Борис Немцов с тёзкой Акуниным – ксенофобы.  Почему, спросите вы?  Да просто потому, что все они, при всех их реальных и выдуманных недостатках, разнице моральных установок и политических доминант,  являются психически здоровыми людьми. А о том, как это взаимосвязано, я попробую рассказать ниже.


Кажется, около миллиарда лет назад на Земле (а точнее, в океане) появились первые органические образования. Не знаю, как они там назывались (а достоверно не знают и ученые) - сине-зелёные водоросли, вирусы, или ещё какие простейшие микроорганизмы - но буквально сразу они начали жрать друг друга.  Соответственно, сразу начали друг друга бояться. Прошло сколько-то миллионов (сотен миллионов, не суть) лет. Из простейшей протоплазмы мутировали и эволюционировали более совершенные существа -  моллюски, рыбы, прочая кистепёрая братия. Количество видов и их разнообразие увеличилось на несколько порядков. Они отличались размерами, внешним видом, поведением, позициями в пищевой цепочке... Не изменилось лишь одно - они продолжали жрать друг друга. Жрать и бояться, потому что страх был мощнейшим и эффективнейшим защитным механизмом. Не хочешь быть сожранным - оглядывайся почаще и улепётывай побыстрее. Это чувство было сильнее голода и страсти к продолжению рода - пожрать и заняться сексом можно и в следующий раз, а вот если сожрут тебя самого, то следующего раза уже не будет.

Прошли ещё сотни миллионов лет. Жизнь из океанов выбралась на сушу, появились динозавры и прочие рептилии самых разных видов. Поведение зверюшек  стало ещё более разнообразным, мозг стал чуть более развитым. На этом этапе (хотя могу и ошибаться, опять же, вслед за ошибающимися учёными) появились уже довольно развитые формы социального поведения; многие динозавры объединялись в стада и стаи, вместе добывая пищу и защищаясь от врагов. Не изменилось лишь одно - они продолжали жрать друг друга и друг друга бояться.

Потом динозавры вымерли - в данном случае неважно, от чего именно - и им на смену пришли млекопитающие. Более "мозговитые", приспособленные к разным климатическим условиям, занявшие почти  все ниши существа. Их поведение стало ещё более сложным и организованным. Сменилась целая эпоха и эволюция сделала большой шаг вперёд (с точки зрения млекопитающих, это должно быть корректным допущением). Не изменилось лишь одно - млекопитающие тоже с удовольствием жрали друг друга. Жрали и боялись.

Потом, совсем недавно по меркам эволюции (это важное уточнение) появились люди. Кровь от крови и плоть от плоти всей эволюционировавшей протоплазмы. Значительно более слабые, чем большинство животных такого же веса, а посему более уязвимые. Настолько уязвимые, что выжить они могли, только компенсировав недостающие клыки и мускулы каким-то другим органом. И у них начал развиваться мозг. Для чего? Правильно - в первую очередь для того, чтобы лучше бояться. Лучше, правильнее, организованнее. Лучше бояться, а значит, лучше прятаться, лучше защищаться, лучше нападать. И они преуспели...
Преуспели настолько, что в какой-то момент внутривидовые отношения стали даже более важными и судьбоносными, чем отношения с другими видами животных. Ведь  победить и сожрать даже самого страшного зверя всем племенем, худо-бедно, можно было всегда. А вот победить другое племя животных, относящихся к твоему же виду; племя, пришедшее, чтобы захватить твои земли, изнасиловать твоих женщин и осквернить твои алтари, было, как правило, сложнее.

Преуспевших в цивилизационной гонке со временем слишком много, все они поначалу были не слишком воспитанными парнями, норовили выхватить кусок из чужого рта, украсть чужую жену или дочь, ещё как-нибудь напакостить ближнему. Такое сплошь и рядом происходило даже внутри одного племени или рода, что уж тут говорить о межплеменных отношениях. Ничего удивительного, кстати, в таком поведении нет - оно характерно для многих высших млекопитающих, достаточно вспомнить львиные прайды или волчьи стаи.  И оказалось, что чужая особь своего вида даже более опасна, чем особь вида иного.
А раз так, то и бояться её надо больше, чем кого бы то ни было, и размозжить ей камнем череп при малейшем сомнении в её добрых намерениях -  очень даже умно и рационально. Исключение делалось лишь для особей своего рода или племени - просто потому, что шансов выжить в одиночку не было, и с соплеменниками волей-неволей приходилось мириться и налаживать какой-то социальный контакт.

Теперь обобщу и напомню – этот процесс длился сотни миллионов, если не миллиард, лет. И около миллиона лет он продолжался, когда человек уже более-менее сформировался как вид земной фауны.


Довольно длинное вступление, но деваться некуда – ведь каждому моему слову противостоит миллион сказанных ранее. О толерантности, всеобщем братстве, человеческом общежитии и прочих замечательных вещах, которые, как выясняется, пока что слишком хороши для человечества.

Продолжим...

Мне кажется, любому нормальному, непредвзятому человеку ясно, что ксенофобия - нормальное, здоровое чувство. Ладно, уточним - да, "фобия" изначально предполагает болезненное расстройство психики. Но, увы, в русском языке нет точного аналога этого понятия, не несущего в себе упомянутого выше медицинского подтекста. А значит, мы с полным правом можем ввести определённую градацию, разделив ксенофобию на нормальную (в спокойном состоянии дремлющую/латентную), соразмерную и собственно фобию - иррациональный, не поддающийся контролю страх. Последнее опустим, ибо с ним всё ясно…

Так вот, давайте будем откровенны - за сотни миллионов лет эволюции все мы стали нормальными ксенофобами. Мы закрываем свои двери на замок (ксенофобия); мы не разрешаем своим детям общаться с незнакомыми (чужими/ксенос) людьми, которые могут представлять для них угрозу; мы запрещаем принимать от них угощения и подарки. И, будем уж совсем откровенны, мы с удовольствием любим абстрактное человечество, но при этом побаиваемся  соседа по лестничной клетке, особенно, если он не нашего «рода» (в данном случае речь, скорее, нужно вести о нации), и предпочитаем держаться от него подальше. Нормально это? Да, рискну утверждать, что вполне.

Более конкретный пример - есть у меня знакомая женщина. Очень интеллигентная, умная, чрезвычайно толерантная.  Честно, иногда кажется, что за спиной у неё крылья. Но вот натыкаюсь я однажды на реплику в её журнале, где она пишет в ответ на чей-то комментарий, что и сама не любит, когда у неё задерживаются гости, и после их ухода старается как бы надышать квартиру своим духом, вернуть ей привычную атмосферу. Думаете, она лицемерит, когда говорит о своей толерантности? Нет, она искренна, я уверен. Просто в спокойном состоянии подсознание не так сильно выпячивает глубинные страхи, и ей кажется, что она совсем, ну вот совсем-совсем не ксенофобка. Но разве это не ксенофобия? Она, она самая, да ещё и какая глубинная, подсознательная, самая, что ни на есть... Конечно, я далёк от мысли, что эта добрая и интеллигентная женщина однажды возьмётся за топор и пойдёт убивать таджикских строителей. Но я уверен, что стоит ей почувствовать хоть какую-то угрозу себе или своим близким, даже не жизни их, а благополучию, и её реакции станут гораздо более осознанными и жёсткими.

А это нормально? Да, думаю, это нормально, просто мы плавно перешли  к следующему типу ксенофобии, который я назвал соразмерным.

Соразмерным чему? Разумеется, угрозе. Угрозе со стороны чужих, тех, кого трудно или невозможно на подсознательном уровне (это важно, именно на подсознательном) считать своими. Растёт угроза со стороны чужого/чужих, мнимая или настоящая - растёт и наш страх перед ней, стремление оградить себя от этой угрозы. Разумеется, если она снижается, то снижается и страх, идёт на убыль и наша соразмерная ксенофобия, ибо на то она и соразмерная...

Когда мы слышим очередную проповедь толерантности, мира во всем мире и всеобщей любви, то кроме умиления и желания накормить последней горбушкой русского хлеба голодающего африканского ребёнка, возникает логичный и даже закономерный вопрос – интересно, а «с той стороны» эту проповедь кто-то ведёт?  Кто-то прикладывает такие же усилия к тому, чтобы представители других наций и культур были столь же толерантными и терпимыми к нашей нации, к нашим обычаям и культуре? Ведется ли там, на другой стороне, эта неустанная работа, или нам предлагают проехаться по улице с односторонним движением, против этого самого движения? Вопросы очень актуальные именно в силу того, что с той стороны те же «хомо сапиенс», с теми же рефлексами, с тем же историческим и эволюционным багажом, с той же самой ксенофобией, не притупленной, как мы часто замечаем, никакими проповедями.  И получается, что мы просто становимся более уязвимы, лишая себя важного эволюционного механизма защиты. Тогда как наши оппоненты не только не думали его притуплять, но и оттачивали все последние столетия.

Хотел написать, что поводом к написанию этой статьи стало очередное убийство непонятно кем гражданина с неславянской внешностью, но нет, это не так. И не убийство славянина человеком с неславянской внешностью тому виной. То, что это периодически происходит, процесс, к сожалению, достаточно объективный. Примерно столь же объективный, как борьба лейкоцитов с занесённой в организм инфекцией…

Написать на эту тему я собирался давно, поскольку вот уже несколько лет такого рода убийства и избиения происходят с пугающей регулярностью. Меняются жертвы, участники, города; убийц иногда ловят и сажают. Помимо убийств, ещё больше случается менее трагичных, но не менее кровопролитных конфликтов. И подобных выпадов не становится меньше. Почему? Мне кажется, ответ прост - именно потому, что ксенофобия является вполне нормальным инстинктом, и таким образом общество (в данном случае, наверное, корректнее говорить "этнос") пытается защитить себя от какой-то угрозы.  Можно и дальше ловить и сажать, но пока этнос будет её чувствовать, такого рода акции будут повторяться и повторяться.


Сейчас много говорят о росте фашизма в России. Возможно, те, кто так говорят, абсолютно правы. Но тогда надо задуматься - а что является причиной этого роста? Пропаганда? Нет, СМИ всех уровней просто-таки на дух фашистов не переносят. Поддержка властей, тайная политика Кремля? Тоже очень и очень сомнительно, поскольку: а) националистически настроенных радикалов сажают при каждом удобном случае, даже публичного политика и известного писателя Э. Лимонова в своё время не минула чаша сия; б) я не вижу смысла для властей пестовать структуры и движения, которые люто их ненавидят и при первом же удобном случае вздёрнут на первой осине и Путина, и его соратников. Для узкоспецифических целей хватает послушных "Наших", а баловаться с ориентированными на мятеж и погромы националистами - себе дороже.

Я думаю, что рост этот вызван объективной причиной, а именно ростом в обществе соразмерной ксенофобии. Растёт угроза, и коллективное бессознательное огромной России начинает ощетиниваться, оскаливать зубы и утробно рычать. Люди всё сильнее недовольны проводимой в стране национальной политикой, они на бытовом уровне всё чаще и чаще сталкиваются с недостойным, на их взгляд, поведением мигрантов, а зачастую и просто чувствуют исходящую от них угрозу. И нет ничего удивительного в том, что на место посаженных в тюрьмы националистов приходят новые; в том, что фашистские идеи пользуются всё большей поддержкой в обществе. Нет ничего удивительного и пока ещё ничего катастрофического. Пока ещё. Пар копится, крышка котла ещё прочно лежит на своём месте, и в ближайшие два-три года, думаю, взрыва не произойдёт.

А сейчас самое главное. То, ради чего, собственно, я и писал эту небольшую статью. Взрыв, настоящий взрыв, какой может быть только в России, произойдёт обязательно, если те, кто сейчас решает судьбы страны, не поймут, что идёт объективный и страшный процесс, и остановить его промыванием мозгов и репрессиями не получится. Да, я смею на этом настаивать – промывание, сколь бы эффективным они ни было в других вопросах, воздействует только на сознание, а нарыв зреет вне его. Репрессии, сколь бы жестокими и целеустремлёнными они ни были, не приведут к успеху, потому что выбор между страхом за себя и страхом за свой народ, за свою страну, за будущее своих детей приведёт лишь к отсеву наименее готовых к борьбе (к самой борьбе мы можем относиться как угодно и называть её любыми терминами, хоть нецензурными – суть от этого не меняется). Им на смену придут наиболее готовые, настоящие пассионарии, которые заставят полки и дивизии стрелять туда, куда они укажут.  Так было всегда и не только в нашей истории, и есть ли шанс, что сейчас будет иначе?

Если кто-то в России действительно заинтересован в том, чтобы чаша сия нас минула, то нужно бы сделать несколько вещей. Прежде всего, нужно реабилитировать слово «ксенофобия», точнее, лучше осознать его природу и суть, чтобы сделать правильные выводы. Для чего? А просто иначе трудно будет понять, что за процессы происходят в стране и какова истинная глубина того нарыва, который сейчас бездумно продолжают загонять ещё дальше вглубь. Нужно понять, осознать всем-всем-всем, что речь идёт о пугающе объективном, глубинном, выпестованном за сотни миллионов лет эволюции инстинкте, постепенно складывающемся в неосознанное глухое недовольство миллионов коренных жителей страны, и остановить процесс проповедями терпимости не удастся.

Наверное, меня не раз и не два упрекнут в сочувствии националистам, фашистам и ещё каким-нибудь нехорошим людям. Не стану отрицать – да, я сочувствую им. Но и их противникам я тоже сочувствую. Собственно, только из сочувствия к ним я и сел сейчас за клавиатуру. Я не хочу бунта и погромов, я искренне надеюсь, что всё можно предотвратить, если уже сейчас начать что-то делать. Да, я за значительное ужесточение миграционной политики, я за депортацию из страны львиной доли тех, кто въехал к нам за последние 15 лет. Но не потому, что лично мне все они жить мешают – мне просто кажется, что так мы сможем избежать большой и страшной катастрофы, а им эта депортация спасёт жизнь.




P. S. Это не новая статья. Более того, она уже публиковалась в моём старом журнале. Но в данном случае, я уверен, кашу маслом не испортить. Тем более, что само слово «ксенофобия» сейчас является у нас чуть ли не определением уголовного преступления. То есть, нашли ксенофобию – можно сажать.  А ведь это примерно то же самое, что сажать за секс, за радость, за осторожность, за любое другое чувство или модель поведения. И с этим, я уверен, нужно как-то бороться…

P. P. S.  Репостнул сам – посоветуй другому!  Не корысти ради, но просвещения для!



Tags: автору не стыдно, сука буду важное!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments